Большие надежды (вдогонку фестивалю «Золотая Маска»: размышления о номинации «оперетта/мюзикл»)

На данный момент «оперетта/мюзикл» хотя и остается самой немногочисленной по количеству названий номинацией, потихоньку перестает производить впечатление «нелюбимого дитя». Все-таки мюзикл у нас развивается быстро и невероятно интересно, и все больше спектаклей жанра становятся значимыми событиями в общей картине музыкального театра. В окончательный список этого года вошли пусть и разные, трудно приводимые «к общему знаменателю» спектакли, но дающие возможность оценить происходящее.

Жаль, что в номинации, как это уже бывало, не оказалось ни одной оперетты. Вернее, одна должна была быть – «Бал в «Savoy» театра «Московская оперетта», но в прошлом году директор театра Владимир Тартаковский объявил, что коллектив больше не будет участвовать в фестивале, и спектакль был снят с конкурса. Что печально – «Бал» безусловная удача театра («Оперетте» вообще за последние сезоны есть чем похвастаться) и один из лучших спектаклей жанра на отечественной сцене. Однако в других театрах оперетт почему-то совсем не нашлось. Загадка.

Если судить по выложенному в открытый доступ лонг-листу (перечень спектаклей, не дошедших до финала, но находившихся близко), в конкурс не попала очень значимая работа – «Пробуждение весны» столичного Гоголь-центра. Возможно, это связано с тем, что спектакль ушел из репертуара, а номинировать принято идущие названия. Не оказалось в итоговом списке и спектакля «ветерана» жанра – Театра музыкальной комедии из Екатеринбурга – «Яма».

Гоголь-центр, впрочем, был представлен в конкурсе другой работой – «Машина» (совместный проект ГЦ и студии SounDrama). И за него Владимир Панков получил награду как лучший режиссер. Да, Панков, создатель уникальной театральной стилистики, несколько не вписывается в рамки номинации «режиссура мюзикла» (как и в любые другие рамки – настолько он самобытен). Но доставшаяся ему награда символизирует и конкретный спектакль, и признание его мастерства и таланта в целом. Что очень важно.

Спектакль Панкова – авторская фантазия, в основе которой пьеса Юрия Клавдиева «Пойдем, нас ждет машина» (получился своего рода диптих с более ранним спектаклем Панкова – «Пулеметчик», по другой пьесе этого автора). Для истории двух девушек, пытающихся найти свое место в мире, борющихся и с внешней жестокостью, и с внутренней безысходностью, Панков придумывает сложную, даже изощренную структуру. У героинь в спектакле сразу несколько ипостасей. Их играют как две немолодые актрисы (Людмила Гаврилова и Майя Ивашкевич) – и сюжет выглядит воспоминанием и жутким осмыслением жизни, в которой все идет по кругу много-много лет, так и юные барышни – бантики, каблуки, отвага, отчаяние, все впервые. Панков раскладывает текст пьесы на фразы, слова, звуки (в качестве музыкальной темы взята песня Земфиры «Лондон», звучащая во множестве вариантов), делает каждого персонажа многоликим и одновременно сливает их в некую единую силу. Ставит даже не текст, а то, что за ним: его силу, энергию, эмоциональный поток. И социальный аспект сменяется первобытно-сакральной схваткой мужского и женского, вечной борьбой сущностей, где победа и нежность постоянно сменяется агрессией, сломом и поражением. Молодые артисты (студенты мастерской Валерия Гаркалина в ГИТИСе) демонстрируют и внешнюю фактуру, и отличную вокальную и пластическую подготовку.

Главным фаворитом конкурса стал спектакль «Чаплин» Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии: он закономерно получил три награды, включая основную – за спектакль. «Музкомедия» неизменно выпускает продукцию очень высокого качества, и наличие их работы в списке номинантов всегда предполагает, что именно в Петербург отправится часть призов.

«Чаплин» (музыка и либретто Кристофера Кертиса, постановка Уоррена Карлайла) по структуре своей – образец классического мюзикла. Задевает и впечатляет в «Чаплине» не только его визуальная изысканность, но и какая-то особая человеческая интонация. Здесь на первом плане – история, а не зрелищность (хотя с этим здесь тоже все прекрасно). Характеры выстроены тонко, с множеством нюансов, вокальных и актерских. «Чаплин» это не просто спектакль-биография. Это сложная история отношений – семейных, любовных, дружеских и профессиональных. Здесь есть разговор и об амбициях, и о страхах, и о вдохновении, и о выборе. Как всегда, на высоте оркестр театра и работа музыкального руководителя Юрия Крылова. Для Евгения Зайцева роль великого Чарли стала, пожалуй, самой значительной на сегодняшний день работой, показавшей весь спектр возможностей артиста. Заслуженно отмечена наградой и Мария Лагацкая-Зимина – ее Хедда Хоппер, журналистка, достойная зваться «кардиналом Ришелье в юбке», вторая по значимости фигура на сцене. Таких спектаклей как «Чаплин», камерных, мудрых, безупречных по стилю, в мюзикловом пространстве не так много. А их ценность – безусловна.

Очень печально, что совсем без наград остался «Гоголь. Чичиков. Души» Краснодарского музыкального театра. Коллектив впервые участвует в «Золотой Маске», и можно уверенно сказать, что это сильный игрок на общем поле: он показал работу мощную, серьезную, сочетающую общий размах и ювелирно прорисованные детали. Лежащая в основе «лайт-опера» (композитор Александр Пантыкин, автор либретто и стихов Константин Рубинский; примечательно, что Рубинский делал русскую адаптацию текста и для петербургского «Чаплина») – произведение многослойное, абсолютно «мюзикловое» по структуре, в нем гармонично сплетены самые разные стилистические мотивы, от рока и фолка до оперетты. Здесь есть что петь и есть что играть. Театр показывает превосходный подбор голосов, как у солистов, так и у хора. Режиссер и хореограф спектакля Александр Мацко и художник Максим Обрезков создали спектакль-симфонию, причудливый фантазийный мир, где рядом красивое и страшное, забавное и романтическое, безысходно-горькое и залихватски-веселое. Думается, Гоголь остался бы доволен и собственным «портретом» (писатель стал одним из персонажей мюзикла), и переосмыслением его сюжетов и героев.

Пермский «Театр-Театр» попадает в число номинантов «оперетты/мюзикла» не впервые. И не впервые этот выбор вызывает недоумение. Несколько лет назад коллектив привозил на фестиваль свою версию «Алых парусов» Максима Дунаевского. Спектакль был интересен, пожалуй, только пространственным решением (однако получил приз за режиссуру). На нынешнем конкурсе театр показал работу «8 женщин», вызвавшую еще больше вопросов.

Сценография и на этот раз оказалась самым беспроигрышным элементом, что подтвердило решение жюри, наградившего Виктора Шилькрота (лучшая работа художника в музыкальном театре) и Ирэну Белоусову (лучшая работа художника по костюмам) персональными «Масками». Стильное лаконичное пространство и изобретательные, яркие, разнообразные костюмы создают атмосферу веселого, чуть «сюрного» детектива – каковым, собственно, и является сюжет-первоисточник. Однако тут достоинства спектакля заканчиваются.

У «Алых парусов» был несомненный козырь: музыка. В «Восьми женщинах» как раз музыкальная составляющая – самое слабое место. Сочинение Виталия Истомина откровенно вторично, лишено какой бы то ни было структуры и не имеет к мюзиклу никакого отношения. Соответственно, качественно исполнить его не представляется возможным. А поскольку композитор является еще и музыкальным руководителем спектакля, неудивительно, что общая картина называется «с бору по сосенке». Актрисы поют каждая в своей манере, царит разностилье, а об осмысленном пении даже речи нет. Из-за неудачной музыки спектакль разваливается на глазах, и история получается ни про что. А актрис, лишенных возможности продемонстрировать свои таланты в полной мере, просто жаль.

Нынешний завершающийся сезон уже позволяет строить примерные прогнозы о номинантах следующего фестиваля. Благо, удач хватает: тут и «титаны» — «Призрак Оперы» компании «Stage Entertainment» и «Джекилл&Хайд» и «Голливудская дива» Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии, и отличные работы на отечественном материале – такие как «Все о Золушке» Театра мюзикла, и чудесные камерные мюзиклы – к примеру, «Рождество О’Генри» в Театре Пушкина. Выбор велик, а на ком остановят свой взгляд эксперты, время покажет.

Алиса Никольская

 

 

Добавить комментарий